Фото дворца Богдо-гэгэна (42 фото)

Отзыв: Дворец Богдо-гэгэна (Монголия, Улан-Батор) – Другая Монголия, дворец единственного правителя Богдо-гэгэн VIII (фото)

Доброе время суток!

Сегодня я хочу поделится с вами отзывом Дворец Богдо-гэгэна, который находится в удивительной и загадочной стране, Монголии в ее столице Улан Баторе.

Я уже писала отзыв об этой стране, которая поражает своим диким нравом и отсутствием цивилизации. Это не другая страна, эта другая планета, отзыв о которой вы можете прочитать, а главное посмотреть фотографии Монголии.

В своем отзыве я писала, что Монголия это очень многогранная страна, это со стороны границы с Ташантой, она дикая, пустынная. Но этого нельзя сказать о столице Монголии о Улан- Баторе. Это современный город, который по мимо своей современности хранит и свою историю. Как раз об одном из эпизодов этой истории я хочу и рассказать.

Дворец Богдо-гэгэна по другому называют еще дворец – музей БОГДО ХАНА. Но уже из названия понятно, что это дворец резиденция Богдо-гэгэн VIII, который был последним ханом Монголии теократическим правителем и главой буддистов страны. По другому его называли еще “Живой Будда” или “Просветленный правитель”. А по местным названия он был Джебдзун-Дамба-хутухта восьмым.

Скажу откровенно, до посещения Улан Батора я никогда не думала, что история этого государства и его религии неразрывно связана с Тибетом и Китаем. Что Монголия имеет богатую и интересную историю, которую мы просто не знаем.

Богдо-гэгэн VIII родился в Лухасе в автономной столице Тибета в 1869 году, свое детство он провел в лхаском дворце Далай Ламы, там же и был назван новым восьмым джебдзун-Дамба-хутухт, эта третья “должность” по значимости, первая Далай Лама. В 1875 году была большая процессия, в которой маленького Богдо-гэгэн VIII перевезли в Ургу (теперь этот город называется Улан Батор).

Никто не мог предположить, что этот мальчик станет ключевым человеком в истории Монголии. Первым и последним единым правителем независимой Монголии, которую же сам благодаря революции сделает независимой. Когда Богдо-гэгэн VIII был отправлен в Монголию в возрасте 4-5 лет, Ламы рассчитывали, что он станет очередной куклой в их власти. Но не так было. Уже в 10 лет, юный Богдо-гэгэн VIII был возмущен, что в Урге было много китайский торговцев и он изгонят их в отдаленную местность от своего храма. Всю жизнь боролся против Китайцев за независимость своей страны, преклонялся перед Россией, но все же пошел войной на нее в надежде вернуть царскую власть, но потерпел поражение сразу же.

Богдо-гэгэн VIII (1869—1924) прожил всего 55 лет, умер он от рака гортани, при этом на последних годах жизни ослеп, но это не мешало ему быть правителем и успешным политиком.

Это летний дворец Богдо-гэгэн VIII, зимний находится рядом, но в отличие от летнего дворца, он выполнен был в современным для 1900 годах стилях по проекту русского архитектора, а вот летняя резиденция в традиционном китайском стиле.

К сожалению дворцовый комплекс не до шел до нас в своем великолепии, так же как и не сохранились многие вещи Богдо-гэгэн VIII, так как были после смерти распроданы.

Сейчас в летней резиденции осталось всего 7 построек, раньше их было намного больше.

Вот так выглядит дворец Богдо-гэгэн VIII летняя резиденция. На фотографии видно, что он находится прям в городе и на заднем плане виднеются современные многоэтажки.

Летняя резиденция Богдо-гэгэн VIII строилась на протяжении 10 лет с 1893 по 1903 гг. В этом отзыве я буду рассказывать только о летней резиденции, о зимней будет другой отзыв.

Сама резиденция огорожена бордовым забором. Дворец имеет три входа во главе “Святые ворота”, которые были сделаны для самого хана и его свиты, левые ворота для князей, ноёнов, вельмож. Правые ворота для важных иностранных гостей и для высокодуховных в ранге гостей.

Читайте также:
Харбин, Китай — все о городе с фото

Перед дворцом “Триумфальные ворота”. Конструкция уникальна, так как сделана без единого гвоздя. Массивная конструкция держится на четырех основных столбах. Они были возведены намного позже, чем остальной дворцовый комплекс. В 1912–1919 гг. и были посвящены независимости Монголии. “Святые ворота”, это облегченная копия триумфальных главных ворот.

При этом такие ворота были не единственные в Улан Баторе, такие же триумфальные ворота стояли на площади Поклонения в Ургу. Но когда были возведены эти ворота, случился пожар, многие в этом видели мистические события. И триумфальные ворота вместе с желтым дворцом сгорели, и новые врата остались единственными в Улан Баторе.

На фотографии может показаться, что это здание, но это и есть святые ворота, которые были посвящены независимости Монголии. Очень мощная массивная конструкция, построена без единого гвоздя.

Святые ворота, сделаны полностью из дерева. В живую безумного красивое сооружение, просто глаз оторвать нельзя. Дворцу уже более 100 лет, а по нему не скажешь его возраст, так как он хорошо сохранился.

На ввернем и втором ярусе находятся два колеса сансары или по другому “колесо учения” между двух газелей, по бокам с каждой стороны по дракону. На каждом ярусе свой колокольчик, который имеет просто божественный звон на ветру. Этот символ вы можете увидеть не только в Монголии, Китае, но и Тибете. Это главный символ всех важных буддийских храмов.

Скажу честно, возле этих ворот можно стоять бесконечно, рассматривая каждую деталь. И уж меньше всего в этот момент верится, что ты находишься в Монголии, а не в Китае.

Ритуальные фигурки на крыше делали два дело, первое отгоняли злых духов от святого места, а второе показывали значимость хозяина дворца. Чем большое фигурок, тем важнее человек, кому принадлежит дворец.

Рисунки на воротах очень красивые, как и другие рисунки, которые украшены ворота. На воротах нарисованы Махараджи, это цари хранители всех сторон света. Они изображены во всех своих доспехах со скипетрами в руках.

Детальная прорисовка каждого элемента встречается, только на этих воротах.
Иногда дворец благодаря этим рисункам называют храмом Махараджи, первый храм который находится за этими воротами.

Другие рисунки над воротами.

Нередко в украшениях храмов можно встретить сочетания слона, обезьяны и кролика. Это символ дружбы.

Так выглядят святые ворота и храм Махараджи в первом дворе. Каждый двор огорожен забором. Конечно внутри убранство уже более потускневшее, чем снаружи, краски облезли и цвета потеряли свою яркость.

Как гласит надпись над входом в храм на 5 ти языках китайском, старомонгольском, маньчжурском, тибетском “храм “Развивающий и расширяющий мудрость”.”

Так же в первом дворе находится недалеко от храма Махараджи стоит две беседки “Большой колокол” и “Большой барабан” тут проходили церемонии восхвалявшие водную и воздушные стихии. На крыше стоят фигурки всадников и животных.

Тут каждая деталь произведение искусства.

Просто диву даешься от этих росписей по дереву.

Еще один храм первого двора храм Милосердия, где проходило служение в честь долголетия и процветания Богдо-гэгэн VIII.

К моему великому сожалению, на экскурсию в Дворец Богдо-гэгэна (Монголия, Улан-Батор) приехали слишком поздно и дальше первого двора мы просто не успели. Поэтому восполнять пробелы пришлось во время следующей поездки.

Надеюсь мой отзыв был вам интересен и может кого нибудь с подвигнет на путешествие в эту удивительную страну.

Так же рекомендую мои другие отзывы о моих путешествиях.

Дворец Богдо-гэгэна

Триумфальные ворота дворца Богдо-гэгэна yeowatzup

В юго-восточном районе Улан-Батора Баянзурх, в окружении современных многоэтажных зданий, стоит один из известнейших достопримечательностей Монголии — Дворец Богдо-гэгэна или Дворец Богдо-хана, «живого Будды», главы буддийской общины Монголии. Строение это представляет собой великолепный архитектурный и культурный памятник конца 19 — начала 20 веков.

Читайте также:
Незаконная иммиграция: реалии, которые нужно знать

Строительство дворцового комплекса было начато в 1893 г. по велению Богдо-гэгэна VIII (предводителя буддийской общины Монголии) Джавдзандамба хутугта, последнего главы буддийской общины страны, и длилось десять лет. Многие талантливые архитекторы и инженеры внесли свой вклад в создание великолепного комплекса. Благодаря им Дворец Богдо-гэгэна выглядит изысканно и изящно как снаружи, так и внутри. Вместе с тем, как рос над землей дворец, внутри него собирались потрясающие коллекции произведений монгольского искусства, позже украсившие собой дворцовые покои.

В состав Дворцового комплекса Богдо-гэгэна входят зимний и летний дворцы. Летний дворец представляет собой деревянную постройку в китайском стиле 1893—1903 гг. По вине непрочности материала до наших дней дожила только центральная часть постройки, которая состоит из семи храмов. Зимняя резиденция была построена чуть позже, в 1912 г., а проектировали ее архитекторы из державной России.

Богдо-хан, резиденцией которого некогда служил Дворец Богдо-гэгэна, славился своей любовью к необычным и интересным вещам: он часто заезжал в разные лавки, а особенно увлекался механическими конструкциями. Местные торговцы хорошо знали о его увлечениях и старались найти для Богдо-хана новые занимательные штуковины, которые он, вволю наигравшись, передавал на хранение дворцовой прислуге. Таким образом во дворце разрасталась огромная коллекция, которая на сегодняшний день хранится в дворцовом музее и включает в себя более 8 тыс. экспонатов, среди которых картины на холстах и тканях, скульптуры, музыкальные инструменты, культовые предметы, троны хана и его жены, разнообразные вещи, принадлежавшие им, предметы мебели и быта. На первом этаже музея стоит карета Богдо-хана, а в левом крыле — замечательная юрта из леопардовых шкур.

Входя во Дворец Богдо-гэгэна, посетители попадают в зал, где хан принимал паломников-простолюдинов. Следом идет Приемный зал, предназначенный уже для встреч с благородными гостями, ламами и чиновниками. В этом зале можно увидеть кресла, полученные в дар от русского императора, исполнявшие музыкальные композиции каждому, кто садился в них. На стене висит портрет первого Богдо-гэгэна Занабазара, нарисованный последним Богдо-гэгэном в восьмилетнем возрасте. На втором этаже расположена спальня Богдо-хана.

В 1926 г. под влиянием правительства Монголии был создан комитет по развитию музея, и богатейшая коллекция Дворца Богдо-гэгэна была присоединена к коллекции первого Национального музея Монголии. В 1924 г. Национальный музей Монголии был основан в бывшем Зимнем дворце, а с 1961 г. получил название Музея-резиденции Богдо-хана. Сегодня Зимний Дворец в Улан-Баторе — это два музея: «Национальный музей Монголии» и Музей Богдо-гэгэна, где хранятся его личные вещи и предметы религиозного культа.

Как добраться

Адрес: Khoroo 11, Ulaanbaatar, Монголия

Дворец Богдо-гэгэна располагается всего в 2,5 — 3 км южнее от центральной площади Улан-Батора Сухэ-Батор. Учитывая перегруженный уличный трафик столицы, преодолеть это расстояние лучше всего пешком.

На автобусе можно доехать за 500 MNT, на троллейбусе за 300 MNT, в повсеместно снующих маршрутках — за 400—600 MNT. В такси вы заплатите 800 MNT за километр.

Дворец открыт для посещения в летнее время с 9:00 до 17:30, зимой — с 9:30 до 16:30 (вторник и среда выходные дни). Вход 8000 MNT.

В Улан-Баторе проходит выставка в честь 150-летнего юбилея Богдо-гэгэна Джебцзундамба-хутухты VIII

Как уже сообщал сайт «Сохраним Тибет», в 2019 г. указом президента Монголии проводятся мероприятия, посвященные 150-летию со дня рождения последнего Богдо-хана монголов – Богдо-гэгэна Джебцзундамба-хутухты VIII (1869–1924). Одним из таких мероприятий стала выставка «Богдо-хан – 150 лет: письменное наследие» (Богд хаан 150: ном бүтээлийн өв). Она проходит с 9 по 25 октября 2019 г. в административном корпусе комплекса Дворца-музея Богдо-хана в Улан-Баторе. Ее при открытии посетили представители администрации президента Монголии, нескольких институтов Академии наук Монголии.

Читайте также:
Телевизионная башня Прага Жижковская телебашня, млладенцы и смотровая площадка, фото

Выставка занимает всего один небольшой зал, но содержит уникальные, до сих пор не экспонировавшиеся материалы, посвященные деятельности этого выдающегося деятеля, который стоял во главе борьбы Монголии за независимость.

Логически и пространственно экспонаты выставки делятся на три основных раздела: ксилографы и рукописи книг, поучений и т.д.; письма; изобразительные произведения – объекты живописи, фотографии и полиграфии (прежде всего, портреты).

На выставке представлены документальные фотографии, оригиналы письменных материалов, портреты Богдо-гэгэна VIII, рисунки, биографии и произведения его трех учителей. Эти учителя – Аари-хубилган Хайдув-Данзин-Чойжиням, хамбо-номун-хан гачин-лама Лувсанбалданчойнпэл (1823–1899) и ёнзон-хамбо-номун-хан гачин-лама Лувсанхаймчиг (1872–1937). Представлены их фотографии, краткие биографические сведения о них, некоторые их религиозные произведения (в частности, молитва Аари-хубилгана о благополучии Богдо). Есть и сведения о некоторых других ламах, связанных с Джебцзундамбой.

Ксилографов и рукописей больше других экспонатов. Представлены отдельные тома изданных в Монголии по указу Богдо-гэгэна VIII ксилографическим способом тибетские канонических книг Ганжур, Данжур, Жадонба, некоторые другие буддийские ксилографические книги, связанные с ним, сумбум (собрание сочинений) Богдо-гэгэна VIII.

Большой интерес представляют экспонированные на выставке лундэны (буллы, пророчества теократического правителя) Богдо-гэгэна VIII. Они довольно широко известны по нескольким изданиям, но оригиналы и ксилографические копии видели немногие. Это небольшие листы ксилографов или рукописи, иногда собранные в книжечки, на тибетском или монгольском языке, напоминающие тибетские буддийские книги того времени. Своего исследования ждет заверенный печатью ксилограф указа, ниспосланного из храма чойджона Нэчунга о Джебцзундабме VIII.

На выставке есть ксилограф (на тибетском) c толкованием религиозно-поучительного распева, который сложил Богдо-гэгэн VIII, когда был арестован китайскими оккупантами в 1920 г. (109 листов). Его автор – Угалзын-лама Лувсансодовжамц (1885–1961). Экспонированы также ксилографы и молитвы Богдо-гэгэна VIII, а также ксилографы Нюрджон солдеб – молитвы о быстром возвращении Богдо-гэгэна VIII после смерти.

Экспонируются ксилографы молитвы-восхваления Богдо-гэгэна, а также краткие биографические сведения о Номгон-Дарь-эх-ламе Агванцултимжамце (1880–1938), который написал книгу с краткими сведениями о перерождениях Богдо. Представлены некоторые письменные документы об Эхэ-Дагине Дондогдулам – супруге Богдо-гэгэна VIII.

Весьма интересен небольшой раздел выставки, касающийся писем. В нем экспонируются оригиналы пяти писем Далай-ламы и четырех писем Панчен-ламы к Богдо-гэгэну, а также письмо Панчен-ламы Эхэ-Дагине Дондогдулам. Кроме того, экспонируется ксилограф перечня из 12 писем, отправленных Богдо-гэгэном и Дондогдулам Далай-ламе и Панчен-ламе.

Логически завершают выставку стенды с изобразительными произведениями. Представлено несколько фотографий Богдо-гэгэна VIII в разном возрасте. Интересны два его бумажных портрета размером 42 х 29 и 30 х 23,7 см, российской печати, с которых затем в России были изготовлены иконы размером 16 х 11 см (эмаль по металлу). Тираж этих икон был доставлен в Монголию. Эти иконы сейчас известны в России (изображение можно найти, в том числе, на этом интернет-сайте).

Экспонированы также наборы марок в честь Богдо-гэгэна VIII и его Дворца-музея, деятелей национально-освободительного движения монголов, завершившегося провозглашением независимости страны в 1911 г. Эти марки все печатались после краха социализма. К наборам марок прилагаются эскизы и оригиналы иллюстраций, с которых они были напечатаны.

По материалам выставки в высоком полиграфическом качестве издан каталог, в котором излагается деятельность Богдо-гэгэна VIII, приводятся цветные факсимиле и краткие описания большинства экспонатов.

Эта выставка представляет интерес как для широкой публики, так и для специалистов в области истории Монголии и религиоведения.

С.Л. Кузьмин, Ж. Оюунчимэг

Фоторепортаж о событии

Богдо-гэгэн VIII Джебцзундамба-хутухта. Портрет, напечатанный в России, 42 х 29 см (был напечатан и портрет другого размера – 30 х 23,7 см). С них позже были сделаны эмалированные металлические иконы. Сумбум Богдо-гэгэна VIII (на переднем плане – несколько листов рукописи, на заднем – ксилограф на бумаге муутуу). Ксилографы лундэнов Богдо-гэгэна VIII на тибетском языке.

Ксилограф лундэна Богдо-гэгэна VIII на монгольском языке. Письмо Далай-ламы Богдо-гэгэну VIII. Письмо Панчен-ламы Богдо-гэгэну VIII.

Читайте также:
Нордавиа: описание, покупка билетов на официальном сайте и отзывы

Ксилограф Нюрждон солдеб – молитвы о быстром перевоплощении Богдо-гэгэна VIII после смерти. Один из томов Ганжура, изданного в 1911 г. в Их-хурэ, Монголия, по указу Богдо-гэгэна VIII. Один из томов Данжура, изданного в 1918 г. в Хурэ по указу Богдо-гэгэна VIII.

Дворец-музей Богдо-хана VIII. Летний

Летние помещения были построены первыми, в 1893–1903 годах, но из-за ветхости деревянных строений сохранилась лишь их центральная часть, сейчас состоящая из семи храмов.
Дворец изысканный, как снаружи, так и внутри. Целое созвездие талантливых мастеров в течение 10 лет работало над созданием дворца. Одновременно со строительством дворца складывались первоклассные коллекции произведений монгольской национальной живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства, вошедшие в убранство интерьеров.

Летняя резиденция была построена в китайском стиле с национальной традицией — из дерева. Великолепные резные, ажурные и ярко-расписанные храмы чередуются с дворами лишёнными какой-либо растительности — влияние резкого климата и сильных холодных ветров.
Ансамбль сооружен по типу смежных дворов, главная ось которых проходит с юга на север.
В Китае , Императорский дворец в Пекине , названный Запретным городом, имел девять дворов.
(Хотела дать сноску на Запретный город и — батюшки! Я о нём ещё не написала!)
В Монголии всюду практиковалось строительство ансамблей с тремя дворами.

Перед главным входом — трехстворчатый щит ям-пай, отгоняющий от храма злых духов, выполненный из синего кирпича с изображением двух драконов — символом власти, силы и непобедимости. Ворота призваны оберегать комплекс от зол, несчастий и темных сил, а также, что очень важно — от пожаров!

Деревянные Триумфальные ворота стоят особняком, как отдельный экспонат, комплекс окружён современным каменным забором. Подобные им ворота находились на площади Поклонений в центре Их-Хурэ, но во время пожара вместе с городским Желтым дворцом Богдо-гэгэна сгорели.
Центральные ворота предназначались для самого Богдо-гэгэна и его свиты; левые ворота — для князей и вельмож и зарубежных гостей; правые ворота — для музыкантов и личных гвардейцев.

Триумфальные ворота были сооружены в 1912-1919 годах по способу 108 запоров, не используя при строительстве ни единого гвоздя. Строительный материал использовали из окрестных лесов. По боковым ребрам кровельных скатов поставлены керамические фигурки птиц, рыб, собак, львов, всадников на конях — это характерная деталь декора, количество таких фигурок зависело от важности и назначения постройки.

Святые ворота или Парадные ворота, стоят на оси ансамбля, параллельно Триумфальным.
Они воздвигнуты с 1912 по 1919 год. В 1911 году было свергнуто маньчжурское правительство, которое правило Монголией почти 220 лет, в честь этих исторических событий были возведены Парадные ворота, символизирующие свободу и независимость Монголии .

Ворота сооружены без использования гвоздей на основе сплетений и представляют собой уникальный памятник деревянного зодчества Монголии начала XX века. Конструкция ворот состоит из 8 колонн, на которых высится 7-ми ярусная крыша с зооморфными фигурками и «колесом учения» — это обязательная деталь над входом в важный буддийский храм.

Святые ворота декорированы намного богаче и пышнее Триумфальных. В росписи деревянных частей, непременно покрытых красным лаком, много золота с цветочным орнаментом.
На створках Святых ворот изображены махараджи, великие цари хранители четырех сторон света, поэтому Святые ворота часто называют Храмом махараджей — с золотым скипетром в руках, при полных доспехах, а также эпизодами путешествий Тансан ламы.
Своеобразная цветовая гамма, каллиграфичность рисунка, тонкая разработка деталей одежды и лиц персонажей, скрупулезная точность изображений каждой детали являются отличительной особенностью росписи ворот.

Первый двор Летней резиденции: Храм махараджей, две беседки, храм шёлковой живописи, храм живописи танка, храм Милосердия.

Храм махараджей, в нишах которого размещены четыре фигуры махараджей, по две на каждой стороне, согласно буддийской мифологии, они символизируют хранителей веры, защищающие не только резиденцию, но и мир в целом.

Читайте также:
Что делать, если вы опоздали на самолет?

Скульптуры выполнены монгольскими мастерами в технике папье-маше из местной глины с примесью рисовой бумаги. В скульптуре ощущается влияние народной монгольской пластики.
Над входом в Храм махараджей висит доска с названием данного комплекса, написанным на пяти языках: первые две строчки — на санскрите, последующие две — на тибетском, маньчжурском, старомонгольском и китайском. Переводится как храм “Развивающий и расширяющий мудрость”.

Ёлхорсурэн (Вайсравани) — фигура кристально белого цвета, в руке держит музыкальный инструмент — лютню, приносящий людям радость и веселье. Символизирует восток.
Жамийсан ( Варупакши) — фигура кораллового цвета. В правой руке держит ступу, в левой- змею, обеспечивающих защиту от видимых и невидимых злых сил. Символизирует запад.
Пагжийбуу (Варутаки) — фигура лазурно-синего цвета. В правой руке он держит обнаженный меч, защищающий от внешних и внутренних врагов, в левой — раковину, употребляемую при буддистских богослужениях. Символизирует юг.
Намсрай (Дрити-Раштра) — фигура золотисто-желтого цвета. В правой руке держит религиозный зонт, обеспечивающий защиту от темных сил, в левой- белую мышь, изрыгающую драгоценности символ богатства и благосостояния. Символизирует север
.

По правую и левую стороны от храма махараджей, располагаются “Большой колокол” и “Большой барабан”, находящиеся в беседках-равсах, свидетельствующие о том, что во дворце часто совершались церемонии, посвященные почитанию небесных сил — барабан; подземных и водных сил — колокол. Беседки, украшены изображениями и фигурками всадников и зверей.

Храм аппликативной (шелковой) живописи возник при дворце не случайно, здесь существовала большая мастерская, насчитывающая до 130 художников, ювелиров, скульпторов, искусных вышивальщиц обслуживающих придворную знать.

Живопись получила широкое распространение в Азии, особенно в Монголии и Китае , и достигла в своем развитии апогея в середине XIX — начале XX веков.
Контуры изображений обшивались золотыми, серебряными позументами, применяли инкрустации из полудрагоценных камней, но обойти вышивку русских мастериц из Торжка — не смогли!
Магазин “Торжокские золотошвеи”. Блеск золотой нити

Храм живописи танка или религиозной живописи на свитках — широко распространилась в Монголии с проникновением буддизма. Монгольская танка отличается от подобных произведений других азиатских стран элегантной линией, яркостью колорита. Художники применяли только натуральные минеральные краски.

Первый двор замыкает храм Милосердия. Каждый год в последнем месяце лета в данном храме проводились богослужения Найданчог, посвященные в честь Богдо-гэгэна, его благополучия и долголетия. Здесь представлены музыкальные инструменты и скульптуры божеств.

Пройдя через храм Милосердия мы попадаем во Второй двор Летней резиденции: храм Библиотеки, храм Божеств, замыкает двор — Главный храм.

Раньше, когда Богдо-хан жил в своем дворце, в данном храме помещалась его библиотека. После превращения дворца в музей, большую часть сутр перевезли в центральную Государственную библиотеку.

В храме Божеств — работы мастеров, работавших в разных стилях и разных школах конца XIX начала XX веков, в частности, монгольских, китайских и тибетских.

Лаврин — Главный храм, стоящий параллельно Святым воротам, трехэтажный.

Верхняя башенка храма находится на одном уровне с коньком Святых ворот. По первому и второму этажам проходят открытые галереи. Круглые деревянные колонны завершаются капителями, украшенными сквозной резьбой.

Один из основных мотивов росписи причудливо извивающиеся драконы со множеством лап.
В этом храме в летнее время Богдо-хан VIII ежедневно совершал молитвы. В специальных киотах большое количество скульптур буддистских божеств.

Дворцы Улан-Батора

Дворец Богдыхана

Дворец Богдыхана является одним из наиболее ярких исторических памятников на территории Монголии. Он был построен на рубеже 19 и 20 веков, а в настоящий момент представляет собой исторический музей.

Дворец начали строить в начале позапрошлого века специально для богдыхана Богдо-Гэгэну VIII, последнего монарха Монголии, и закончилось строительство почти через сто лет.

Богдыхан – это титул, который в переводе на русский означает “священный государь”, и ранее его носили китайские императоры, претендовавшие на власть в Монголии. Изначально богдыханы являлись духовными наставниками, однако с течением времени, имея точку опоры в лице далай-лам, стали оказывать влияние на светскую и политическую жизнь государства.

Читайте также:
Дахаб – лучшее в Египте место для дайвинга

Сам музей состоит из летнего и зимнего дворцов. Летний выполнен в китайском стиле, а его строительство происходило в 1893–1903 гг., зимняя же резиденция Богдхана была возведена в 1903 году. Коллекция музея насчитывает более восьми тысяч экспонатов, среди которых портреты и регалии всех монгольских богдыханов, а также скульптуры и воссозданные интерьеры.

Координаты: 47.89752100,106.90666700

Борцовский дворец города Морон

Борцовский дворец в городе Морон. Перед городом степи, после города степи. На “главной” улице такое чудо.

Монгольская борьба (монг. Б&#1257 х, б&#1257 хийн барилдаан) — национальная борьба монгольских народов, которая распространена в Монголии, Бурятии и Тыве.

В борьбе используется разнообразная техника, различные приёмы как с захватами так и без захватов. Борцы облачены в особый борцовский костюм: национальные сапоги с загнутыми носками — «монгол гутал», короткие шорты — «шуудаг» и своеобразная короткая рубашка-распашонка с открытой грудью — «зодог».

Монгольская борьба имеет свои ритуалы, правила и специфические особенности: раньше схватки не ограничивались по времени (теперь введены временные ограничения), нет весовых категорий, борьба идёт на открытом пространстве, побеждённым считается тот, кто первым коснётся земли любой частью тела кроме подошв ног и кистей рук, у каждого борца свой секундант — «засуул», после поединка побеждённый должен пройти под поднятой правой рукой победителя в знак того, что он признаёт свое поражение. Победитель же исполняет традиционный танец орла.

На национальном празднике, проходящем с 11 по 13 июля «Надом»-е борются от 512 до 1024 борцов. Борются попарно, на выбывание. Соответственно бывает от 9-ти до 10-ти туров — «даваа». В зависимости от прохождения «даваа» присуждаются специальные почётные звания

Зимний Дворец Богдо-гэгэна

В самом центре города Улан-Батора находится знаменитый Зимний дворец Богдо-гэгэна VIII. Это сооружение в духе китайского величественного классицизма.

Дворец был построен в 1983 – 1904 годах. Изначально это был целый комплекс архитектурных сооружений, которые дошли до нас лишь частично. В комплекс музея входят Зимний дворец и некоторые другие постройки: Прикрывающие ворота (или «ямпай») из кирпича с изображением двух драконов – символов власти, силы и непобедимости Китая Центральные ворота – предназначались лично для Богдо-гэгэна и его свиты, ими пользовались во время торжественных и религиозных церемоний Главные парадные (или триумфальные) ворота ворота – символ победы и обретения независимости Монголии от Китая Летний дворец и храм-библиотека.

Современный Зимний Дворец в Улан-Баторе – это два музея: «Национальный музей Монголии» и музей, посвященный непосредственно Богдо-гэгэну: здесь сохранены его личные вещи и предметы религиозного культа.

Координаты: 47.93060600,106.90666700

Дворец Богдыхана

Династия богдыханов управляла Монголией в последние годы китайской оккупации. Позднее они стали во главе управления страны, а так же “священными руководителями” – духовными наставниками до момента присоединения к советскому блоку. Сегодня их дворцовый комплекс является одним из самых посещаемых исторических и архитектурных памятников.

Ранее богдыханы являлись только духовными руководителями и наставниками, являясь по сути правителями монгольской ламаистской церкви. Но позднее, будучи фактическими ставленниками тибетских далай-лам, стали оказывать сильное влияние на светскую жизнь страны.

Дворец Богдыхана сегодня превращен в музей, который повествует о деятельности нескольких поколений. Он был построен последним правителем Монголии Джавдзандамбой хутугтом и представляет собой зимний и летний дворец. Они построены в традиционном китайском стиле.

Среди экспонатов музея главное место занимает картинная галерея с портретами представителей династии, а также некоторые личные вещи ханов. Например, лиственную шапку сандалового дерева первому богдыхану подарил далай-лама, считая его живым перевоплощением Будды Важрадхары.

Читайте также:
Фотографии парка Чапультепек

Координаты: 47.89668300,106.90709000

Как провалился Северный поход барона Унгерна

Освобождение Богдо-гэгэна

После первых неудачных попыток занять Ургу (Монгольский поход), отряд барона Унгерн-Штернберга ушел на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула, а затем на Керулен. В зимний период белогвардейцы столкнулись с рядом трудностей. Морозы, хроническое недоедание, отсутствие снабжение и перспектив борьбы с большевиками привели людей к ощущению полной безнадежности. Началось дезертирство не только среди простых солдат, но и офицеров. Белый генерал боролся с этим явлением самыми жесткими методами.

Однако вскоре Унгерн смог наладить отношения с местными жителями. Монголы начинают видеть в русских освободителей от китайских оккупантов. Русский генерал наладил отношения с князьями и ламами Северо-Восточной Монголии. Завязал переписку с находившимся под арестом в своей резиденции в Урге главой буддистов Монголии Богдо-гэгэном. Монголы признали Унгерна вождём, который должен освободить Монголию. Ряды белой дивизии пополняют монгольские воины. Решился вопрос со снабжением. Кроме того, белые стали перехватывать караваны.

В конце января 1921 года к барону прибыли две сотни тибетцев. Они вошли в состав отдельного дивизиона под началом прапорщика Тубанова. Тибетцы, в отличие от местных монголов, были хорошими воинами. 2 февраля переодетые в костюмы местных священнослужителей-лам тибетцы пробрались во дворец монгольского правителя, обезоружили китайскую охрану и вынесли Богдо-гэгэна (он был почти слепым) и его жену из дворца. Богдо вместе с семьей благополучно доставили в стан унгерновцев. В этот же день белогвардейцы захватили важные позиции у Урги.

Падение Урги

После освобождения Богдо Унгрен приступил к штурму Урги. Под его началом было около 1,5 тыс. бойцов, 4 орудия и 12 пулеметов. Китайский гарнизон насчитывал около 7 тыс. человек при 18 орудиях и 72 пулеметах. Китайцы имели полное численное и огневое преимущество. Однако китайское командование не использовало имеющееся время для усиления обороны и не наладило разведку. Китайцы были испуганы слухами о формировании Унгерном монгольской армии и удачной операцией по освобождению Богдо.

3 февраля белогвардейцы отдыхали и готовились к атаке. На сопках вокруг города зажгли большие костры, было создано впечатление, что к Унгерну подошло сильное подкрепление.

В ночь на 4 февраля Азиатская дивизия начала решающую атаку с востока. Резухин снял вражеские караулы. Утром генерал Унгерн лично повёл солдат на штурм белых казарм, одного из наиболее сильных участков обороны монгольской столицы. Унгерновцы захватили казармы, но на узких улочках торговой слободы Маймачена завязались упорные бои, в которых белогвардейцы понесли серьёзные потери. Китайцы, поддержанные артиллерией, пытались контратаковать и использовать своё численное преимущество. Но орудия белых стреляли лучше, китайский гарнизон был разбит, около 500 человек попало в плен. Началось паническое бегство китайцев.

К вечеру город в целом был взят. Первыми из Урги на двух автомобилях бежали начальник китайского гарнизона и все старшие офицеры. Затем город оставили и основные китайские силы, которые ушли по Троицкосавскому тракту. На следующий день белые зачистили город от мелких групп противника. Дивизия Унгерна захватила хорошие трофеи: 16 пушек, 60 пулеметов, 5 тыс. ружей, 500 тыс. патронов.

Монголия при Унгерне

Монгольская столица встретила Унгерна как освободителя. Из Ургинской тюрьмы были освобождены около 60 русских офицеров, которых китайцы обвиняли в шпионаже в пользу белогвардейцев. Роман Фёдорович практически не вмешивался в жизнь местного населения, но с врагами расправился жестоко. При занятии города перебили всех «красных» элементов и устроили еврейский погром.

Автономия Монголии была восстановлена. Богдо-гэгэн снова стал владыкой страны. Богдо пожаловал Роману Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана. Ламы передали барону старинный золотой перстень-печатку с рубиновой свастикой (по легенде, он принадлежал самому Чингис-хану). Многие русские офицеры получили чины монгольских князей. Резухин получил титул «цин-ван» – «сиятельный князь».

Весной 1921 года войска Унгерна завершили разгром китайских сил в Монголии. Белогвардейцы захватили военные базы китайцев в Чойрыне и Замын-Уудэ на юге страны. Часть китайских войск, которые бежали после падения Урги на север, попытались пройти в районе столицы и уйти в Китай. Однако были повторно разбиты казаками и монголами в районе тракта Урга – Улясутай у реки Тола в центральной Монголии. Часть китайских войск сдалась, часть смогла бежать в Китай. Вся внешняя Монголия была освобождена от китайского присутствия. Раздробленный и слабый Китай не мог восстановить свои позиции в Монголии. Другое дело – Советская Россия, в которой успехи Унгерна в Монголии вызвали большую тревогу.

Читайте также:
Как организована аренда жилья в Новой Зеландии?

Северный поход

21 мая 1921 года Унгерн-Штернберг издал приказ о начале похода на Русь с целью ликвидации советской власти в Сибири. Белые надеялись на широкое антисоветское восстание. Дивизия была разделена на две бригады под началом генерал-лейтенанта Унгерна и генерал-майора Резухина. В 1-ю бригаду входили 1-й конный полк есаула Парыгина, 4-й конный полк войскового старшины (затем старшина Архипов), Китайский, Монгольский, Чахарский и Тибетский дивизионы, две артиллерийские батареи и пулеметная команда. В состав 2-й бригады входили 2-й и 3-й конные полки полковника Хоботова и сотника Янкова, Монгольский дивизион, Японская рота, одна батарея и пулеметная команда.

Бригада Резухина должна была перейти границу в районе станицы Цежинской и, действуя на левом берегу Селенги, идти на Мысовск и Татаурово, нарушая вражеские тылы. Сам Унгерн нацеливался на Троицкосавск, Селенгинск и Верхнеудинск. Дивизия Унгерна окрепла и насчитывала свыше 4 тыс. бойцов. В бригаде Унгерна было более 2 тыс. человек при 8 орудиях и 20 пулеметах, в бригаде Резухина – более 1500 солдат при 4 орудиях и 10 пулеметах. В Урге осталось около 500 человек. Кроме того, в Монголии было несколько отдельных отрядов белых, которые формально подчинялись барону.

Общие силы белых доходили до 7–10 тыс. человек. У барона практически не было людских резервов. В Урге в дивизию влилось несколько десятков колчаковских офицеров, которые разными путями оказались в Монголии. Мобилизация дала небольшой приток солдат. Уже в ходе боевых действий барону снова приходилось пополнять части за счёт пленных красноармейцев.

Также ощущалась нехватка орудий, пулеметов и боеприпасов. Еще барон начинает испытывать нехватку финансовых средств. Большие суммы ушли в карманы лам, обеспечивающих поддержку местных, на покупку коней, скота и провианта. В Урге были захвачены деньги и ценности Китайского банка, Центросоюза, конфисковано имущество сбежавших китайцев, евреев и просоветских элементов. Но для войны этого было мало.

Стоит отметить, что советское командование само планировало операцию с целью разгрома войск белогвардейцев и монгольских феодалов. Начать операцию планировали ещё зимой 1920–1921 года, но отложили из-за возможных международных осложнений. Поэтому наступление дивизии Унгерна стало хорошим поводом для вмешательства в дела Монголии.

В 1920 году при поддержке Коминтерна была создана Монгольская народная партия во главе с Д. Бодо. В Иркутске начинают издавать «Монгольскую правду». Монгольские революционеры обратились к Москве с просьбой помочь в деле восстановления независимости Монголии. В феврале 1921 года началось формирование Монгольской народной армии, которую возглавил Сухэ-Батор. Она создавалась при помощи советских советников. Только в мае 1921 года красным монголам передали более 2 тыс. винтовок, 12 пулеметов и т.д.

В марте 1921 года на съезде в Кяхте был избран ЦК партии, определены цели и задачи будущей революции. ЦК партии сформировал народное временное правительство Монголии. 18 марта ополченцы Сухэ-Батора разгромили китайский гарнизон и взяли Алтан-Булак. В мае по просьбе временного монгольского правительства советское командование начало подготовку Монгольской операции. Был сформирован экспедиционный корпус 5-й армии М. Матиясевича, также в операции участвовали войска Народно-революционной армии ДВР и монгольские войска Сухэ-Батора.

В мае 1921 года белогвардейцы начали движение на север. 26 мая войска Резухина разбили отряд красных, который перешёл на монгольскую территорию у границы. Бригада Резухина форсировала границу и двинулась в сторону станицы Желтуринской. Унгерновцы нанесли поражение нескольким отрядам красных и к 7 июня продвинулись севернее Билютая. Однако противник имел преимущество в силах и средствах, связи с бригадой Унгерна не было, и возникла угроза окружения. Резухин 8 июня начал отступление и ушёл в Монголию. Тем временем бригада Унгерна вместе с белыми монголами по р. Селенге наступала на Троицкосавск (ныне Кяхта). 11–13 июня в боях за Троицкосавск войска барона были разбиты и понесли большие потери.

Читайте также:
Аэрофлот Бонус: как зарегистрироваться, потратить и накопить мили

27 июня 1921 года экспедиционный корпус 5-й армии, НРА ДВР и красные монголы Сухэ-Батора начали наступление в Монголии. 6 июля красные вошли в Ургу, которую белые оставили без боя. Временное монгольское правительство стало постоянным, Сухэ-Батор стал военным министром. Богдо передал Сухэ-Батору государственную печать – символ высшей власти в стране. В Монголии была провозглашена ограниченная монархия.

Тем временем Унгерн форсировал Селенгу и соединился с бригадой Резухина. Под его началом теперь было свыше 3 тыс. человек при 6 орудиях и 36 пулеметах. 18 июля 1921 года белогвардейцы снова начали наступление на Мысовск и Верхнеудинск. «Бог войны» одержал несколько побед. Так, 1 августа был разбит красный отряд у с. Гусиное Озеро. Белые взяли в плен 300 человек, захватили 2 пушки, 6 пулеметов, 500 винтовок и обоз.

Но в целом ситуация складывалась неблагоприятная. Расчёт на обширное восстание в Сибири не оправдался. Власти ДВР ввели осадное положение в районе Верхнеудинска, провели перегруппировку войск, перебросили подкрепления. Белогвардейцы, не имея источников пополнения живой силы, тыловой базы, не могли противостоять имеющим численное превосходство, хорошо вооруженным и подготовленным войскам 5-й Красной армии и армии ДВР. Возникла угроза блокирования и полного уничтожения. 3 августа Унгер начал отступление в Монголию. Уходили с боями. Бригада Унгерна шла в авангарде, бригада Резухина в арьергарде, прикрывая отход. В середине августа белые вернулись в Монголию.

Гибель

Роман Фёдорович не собирался прекращать борьбу. Сначала он хотел отвести дивизию на зимовку на запад, в Урянхай (Тува). Затем решил идти в Тибет. Однако эта идея не вызвала восторга у его подчиненных. Они устали от бессмысленной борьбы и не видели никаких перспектив в этом походе. Только гибель. В результате созрел заговор с целью убийства «безумного барона» и ухода в Маньчжурию, откуда можно было добраться до Приморья или Европы.

16 августа был убит ближайший сподвижник Унгерна-Штернберга – Борис Резухин. Палатку командира дивизии обстреляли, но он смог сбежать с несколькими ближними офицерами. Азиатская дивизия под командованием полковника Островского и начальника штаба дивизии полковника Торновского ушла на восток, в Маньчжурию. В Маньчжурии дивизию разоружили и расформировали.

19 августа Унгерн встретил монгольский дивизион своей дивизии и попытался склонить его на свою сторону. 20 августа его арестовали и решили выдать белым (его бывшим подчиненным в дивизии). Но по пути Унгерна перехватили красные партизаны. 15 сентября 1921 года в Новониколаевске состоялся показательный процесс над белым генералом. Барона обвинили в вооруженной борьбе против советской власти под покровительством японцев и в военных преступлениях. Приговор привели в исполнение в этот же день.

Богдо-гэгэн после получения известия о гибели Унгерна повелел служить молебны о нём во всех буддийских святилищах. Так завершился путь одного из самых ярких белых полководцев, «бога войны», мечтавшего уничтожить «мировое зло» нигилизма и бездуховности, создать новую мировую монархию. И начать «крестовый поход» против Запада (Глобальный проект «бога войны» Унгерна).

Спецоперация барона Унгерна


Барон Р.Ф. Унгерн-Штернберг.

Вопреки распространённому мнению, Унгерн был полноценным белогвардейским генералом, состоявшим в подчинении атамана Г.М. Семёнова и выполнявшим его приказы. Встречающиеся у некоторых исследователей утверждения, будто Унгерн вышел из подчинения атамана и самовольно увёл свою дивизию в Монголию (а следовательно, и не может считаться участником Белого Движения), не соответствуют действительности. Г.М. Семёнов в своих мемуарах однозначно свидетельствует, что все действия Унгерна совершались непосредственно по его приказу – барон должен был подготовить в Монголии базу для отхода туда главных сил Семёнова. Увы, Семёнову не удалось отступить вслед за Азиатской дивизией, связь его с Унгерном прервалась. Тем не менее, действия Романа Фёдоровича в конце 1920 года клонились к тому, чтобы пробиться на соединение с Семёновым.

Читайте также:
Рига зимой: что посмотреть, куда сходить и чем заняться в самый холодный сезон

После падения белой Читы, когда Унгерну стало ясно, что рассчитывать он теперь может только на себя и свою дивизию, дальнейшие его действия клонились к тому, чтобы организовать новый поход в Россию и там возобновить борьбу против большевиков. Независимая Монголия нужна была Унгерну не как воплощение приписанной Роману Фёдоровичу безумной мечты о Великой Жёлтой Империи, сохранившей свой древний уклад, а как надёжный тыл, опираясь на который, как в 1918 году на Маньчжурию, можно было бы вести бои против красных в Забайкалье. И в этой схеме важная роль отводилась Богдо-Гэгэну VIII.

Монголия к началу ХХ века находилась под китайской оккупацией. В 1911 году национально-освободительные силы подняли восстание и при поддержке Российской Империи добились для Монголии широкой автономии. После большевицкого переворота Монголия лишилась русской поддержки и снова была захвачена китайцами. В Ургу вошли китайские войска, монгольская автономия была ликвидирована. А Богдо-Гэгэна, давно известного своими антикитайскими взглядами, захватчики взяли под арест.

Впрочем, китайцы, сами будучи буддистами, не посягнули на религиозный статус высокого узника. К Богдо-Гэгэну допускались ламы. Несколько раз несостоявшийся правитель Монголии посылал доверенных лам к Унгерну, прося о помощи против китайцев и обещая в таком случае широкую поддержку монгольского народа. Унгерн, хоть и не всегда вёл себя адекватно, идиотом всё же не был. Он смекнул, что беспрепятственным допуском лам во дворец Богдо-Гэгэга, где тот содержался под домашним арестом, можно воспользоваться. Тем более, что значительную часть его Азиатской дивизии составляли представители азиатских же народностей – буряты, монголы и тибетцы, с характерной монголоидной внешностью, которые, в случае чего, не вызвали бы подозрений у китайцев. А дальше план созрел сам собой.

По приказу Унгерна в ночь со 2-го на 3-е февраля группа бойцов его дивизии во главе с русским офицером, переодевшись ламами, прибыла во дворец Богдо-Гэгэна. Китайская охрана беспрепятственно пропустила унгерновцев – и тут же оказалась обезоружена: солдаты у Романа Фёдоровича были прекрасно обученные. Поднять тревогу связанные китайские солдаты уже не могли, так что унгерновцы под покровом ночной темноты вынесли из дворца престарелого Богдо-Гэгэна и его супругу, усадили на коней – и только их и видели. В ту же ночь Богдо-Гэгэн был доставлен в унгерновский лагерь в долине У-Булан. Оттуда Богдо-Гэгэн перебрался под охраной белогвардейцев в монастырь Манджушри-Хийд, откуда разослал воззвания, благословлявшие Унгерна на изгнание китайцев из Урги. Сам же Унгерн получал письма соответствующего содержания ещё раньше.


Монастырь Манджушри-Хийд, где нашёл убежище
освобождённый из китайского плена Унгерном Богдо-Хутухта.

На следующий день унгерновские войска начали решительный штурм монгольской столицы. Надо сказать, что китайский гарнизон был сильно деморализован открывшимся фактом бегства Богдо-Гэгэна, а солдаты Унгерна, напротив, после столь успешной вылазки уверовали в талант своего командира и в собственную удачу. В результате штурм увенчался успехом, и Урга пала. Но об этом – в другой раз.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: